Глоссолалия под микроскопом.

 

Учитывая большое количество информации по вопросу говорения на языках – глоссолалии, я не буду здесь пересказывать все аргументы мне встречавшиеся в поддержку или опровержение этой практики, а приведу лишь результаты своих исследований.

 

Практика:

Опыт №1. 1

Опыт №2. 2

Опыт №3. 3

Опыт №4. 4

Опыт №5. 4

Опыт №6. 4

 

Теория:

“… а я говорю языками ангельскими !” 5

“… А если речь истолковывается ?” 5

 

Выводы... 6

 

 

 

Опыт №1

10.01.2004

Как человек на работе занимающийся кодированием информации, а дома лингвистикой, я решил, совместив эти два направления, применить их и для исследования данной проблемы. Мне это было тем более важно, так как я несколько лет общался с людьми говорящими на “языках” и сам по заверениям окружающих имел полноценный дар говорения.

 

Основные постулаты лингвистики применительно к нашей теме гласят:

 

 

Я применил эти правила по отношению к оцифрованным аудиозаписям разных людей говорящих и поющих на языках. Следует заметить, что у меня была достаточно уникальная ситуация. Волею случая у меня в руках оказались аудиозаписи нескольких людей из разных мест Украины поющих на разных языках псалмы, тексты которых на русском или украинском языке у меня были в печатном виде. Чаще всего подобная запись происходила тогда, когда кто-либо желал продублировать широко известный общине псалом на ином языке, и тогда он (или она) перед этим указав на псалом который будет исполняться, начинал пение, которое и записывалось на диктофон. Поэтому я был абсолютно уверен что, имея оригинал на русском языке и оцифрованную аудиозапись на неизвестном мне языке я смогу в местах, где в русском варианте стоят одинаковые слова, услышать более менее одинаковые[i] слова и в варианте на неизвестном мне языке. Тем более это должно было быть легко реализуемо для псалмов, где после каждого куплета идет повторяющийся припев.

Однако проведя анализ порядка пяти подобных псалмов я практически не нашел этого соответствия. Еще более непонятной была ситуация с припевами. Хоть общая мелодия и интонация песнопения соответствовали припеву и на первый взгляд припевы присутствовали, анализ аудиозаписи показывал, что на самом деле в каждом последующем куплете используется совершенно другой порядок звуков по сравнению с предыдущим. 

Взволнованный этими результатами я решил провести в этом же ключе и анализ своей собственной способности  говорения на языках. Для этого я воспроизвел в различных ситуациях, при различном духовном настрое псалмы из имеющихся у меня христианских сборников как проговаривая, так и пропевая их на языках. Результат оказался тот же. Мне не удалось спеть один и тот же псалом на субъективно одном и том же языке без катастрофических изменений в звукопередаче. Даже припев, повторяемый по ходу псалма до десяти раз, ни разу не звучал с приемлемой схожестью, а к концу псалма приобретал практически противоположное звучание.

Проведя этот опыт, я пришёл к выводу, что подавляющее большинство членов церквей в которых широко практикуется говорение на языках, не говорят ни на одном из существующих, существовавших, и вероятнее всего будущих языках, так как их языки не содержат лексической структуры присущей человеческой речи.

 

 

Опыт №2

25.01.2004

 

Второй опыт в области глоссолалии я провел с двоюродным братом, который на момент эксперимента был в возрасте восьми лет и никогда раньше не знал о практике говорения иными языками. Меня интересовало небезызвестное стремление детей подражать взрослым, в данном случае в звукопередаче. Ему было в игровой форме предложено сымпровизировать знание какого-либо иностранного языка и сказать на нем что-нибудь продолжительное. В школе он изучал в течение двух лет английский, и я предполагал услышать что-то похожее на этот язык, вместе с тем без всяких запинок ребенок воспроизводил длительные тирады, звуки которых были схожи с немецким говором. Хочется заметить, что ребенком не с меньшей легкостью и субъективно похоже воспроизводились и другие “языки” как-то: китайский, французский и английский, если перед этим ему предоставлялся фрагмент записи речи на конкретном языке, и предлагалось представить, что он его знает. В случае с английским, ребенок кое-где пытался вставлять слова, которые он знал из школьного материала и перед подобными словами возникала пауза, сбивающая плавность произношения.    

 

После проведения этой серии опытов я пришел к следующему заключению:

 

Последнее обстоятельство интересно тем, что ребенок изначально говорил с использованием немецкого говора и предпочёл говорить на нём и после опытов говорения на других языках (китайском, французском, английском). Примечательно, что и многие говорящие на языках не говорят каждый раз на новом языке, а по крайней мере несколько дней или даже лет практикуют говорение на одном определённом языке. Если мы рассматриваем псевдоговорение, то возможно это связано с внутренним настроем говорящего, с его предрасположенностью и симпатиями к определённому языку. В конкретном случае с ребёнком я склонен видеть предрасположенность ребёнка к немецкому говору в силу эффектности и легкости в произношении присущей этому языку и столь притягательной для ребенка.


Лёгкости говорения на придуманном языке посвящен и мультфильм советских времен "Секретный язык". Покажите его своему ребенку и он заговорит не хуже:


Согласитесь, если бы маленький ребенок в Церкви в первый день "говорения на языках" говорил так - вполне можно было бы посчитать,что он получил дар говорения на языках. Вместе с тем, этот щенок не имел перед глазами и десятой доли примера говорения на языках какой есть на каждой службе у детей (и взрослых) в харизматических церквях.

 

 

Опыт №3

12.12.2005

 

Небезынтересной применительно к теме глоссолалии может являться и ниже представленная программа. Используя её можно генерить параграфы псевдотекста и даже разные типы стихов. Создаваемый программой текст довольно реалистичен и при прочтении создает иллюзию чтения реального текста на каком-то незнакомом языке.

Данная версия программы имеет лишь минимальные настройки позволяющие задавать используемые при генерации текстов буквы алфавита и длину генерируемых слов, однако уже это дает возможность генерить тексты на субъективно разных “языках”.

 

On-line версия программы - здесь.

Скачать программу - Tongues.exe (500 Кбайт. Последнее обновление 03.08.2006).

 

Ниже представлена реальная функция используемая программой для генерации псевдотекста. Достаточно даже неопытного взгляда чтобы понять насколько она проста. Мозг человека вполне способен выполнять подобной сложности алгоритм на заднем плане - что называется отключаться при говорении на “языках”. Алгоритм генерации стихов отличается от ниже представленного в основном только добавлением проверки с целью обеспечения одинакового завершения соответствующих строк в стихе.

 

procedure TForm1.BitBtn1Click(Sender: TObject);

const

e_stops='.!?';

m_stops=',:;-';

var

 s,l,tp,t0,t1,t2:integer;

 w,abc,consonant,vowel:shortstring;

begin

 randomize;memo1.Clear;

 consonant:=eConsonants.Text;vowel:=eVowels.Text;abc:=consonant+vowel;

 for tp:=1 to 20 do begin

   for t0:=0 to random(10) do begin

     s:=random(15);

     for t1:=0 to s do begin

       w:=abc[random(length(abc))+1];

       if t1=0 then w[1]:=up(w[1]);

       l:=random(sLength.Value)+1;

       if (pos(w[1],vowel)=0) and (l=1) then inc(l);

       for t2:=2 to l do if pos(w[length(w)],vowel)>0 then

         w:=w+consonant[random(length(consonant))+1] else

         w:=w+vowel[random(length(vowel))+1];

       if (t1<s) and (random(50)=1) then w:=w+m_stops[random(length(m_stops))+1];

       memo1.Text:=memo1.Text+' '+w;

     end;

     memo1.Text:=memo1.Text+e_stops[random(length(e_stops))+1];

   end;

   memo1.Lines.Add('');

 end;

end;

 

 

 

Опыт №4

25.01.2006

 

Проведя опыт третий, я заметил, что некоторые слова в генерируемом программой псевдотексте соответствуют реальным русским словам. Решив выяснить насколько часто такие реальные слова можно получать я немного расширил функциональность представленной ранее программы. После генерации нескольких параграфов текста программа сверяет каждое сгенерированное ею псевдослово со словарем высчитывая процент реальных слов в ею сгенерированном псевдотексте. Используя даже грубые настройки длины генерируемых слов и набора используемых букв программа получает около 20% реальных русских слов в общей массе псевдослов ею генерируемых.

Это может прояснить теоретическую ситуацию, когда на собрание в церковь где-нибудь в Италии придёт паломник скажем из Германии совершенно не знающий ни одного итальянского слова и вместе с тем на удивление окружающих в его речи эти слова будут присутствовать. Как показывает этот четвёртый опыт, для того чтобы такие слова были заметны в общей речи, достаточно иметь более-менее хорошо настроенные частоты генерации тех или иных звуков, а статистика и теория вероятности всё остальное сделает за вас. Правда вы не получите при этом длительные и тем более заключающие какой-то смысл предложения, но психологический эффект возможности говорения на конкретном языке вероятно будет вами достигнут.

При желании вы можете скачать самораспаковывающийся архив содержащий программу используемую в этом опыте вместе со словарем – Statistic.exe (570 Кбайт).

Результат работы программы напрямую зависит от полноты и достоверности используемого ею словаря. Замена идущего в комплекте с программой словаря более полным позволит существенно повысить процент обнаруживаемых программой совпадений.

 

Примечательна также и следующая модификация этого опыта:

Интернет поисковик обладает словарём насчитывающим миллиарды слов. В него входят и обычные русские слова, и технические термины и слова на татарском, тюркском и иных наречиях использующих кириллицу, и слова транслитерированные с других языков. Попробуйте любое слово сгенерированное этой или предыдущей программой ввести в поисковик (например www.google.com). Вероятнее всего, в результате работы поисковика вы получите не одну ссылку на ресурсы в которых это введённое вами слово будет иметь хоть какое-то значение. Здесь стоит отметить, что ни один современный, ни даже теоретический поисковик не в состоянии проиндексировать все существующие в Интернете ресурсы, а Интернет в свою очередь это далеко не все слова мира. С подробными результатами полученными мной в ходе проведения этого опыта можно ознакомиться здесь.

 Итак, я бы не осмелился утверждать, что кто-то имеет реальный дар говорения, а не просто имитирует речь исходя из того, что отдельные или даже большинство слов этой речи имеют какое-то значение в мире по отдельности. Обоснованием реального дара может являться только присутствие в речи последовательности из нескольких слов на одном наречии пусть даже и не несущей заметной смысловой нагрузки, или хотя бы последовательности слов на разных языках, но тогда эта группа слов должна заключать в себе хоть какой-то смысл. Если же ни одно из этих условий не выполняется – всё это не будет отличаться от имитации речи машиной.

 

 

Опыт №5

02.04.2006

 

            После проведения опыта №2 я поразился тому факту, что оказывается говорению на «языках»  можно обучить. Причем как субъективно, так и с использованием механического анализа «наученные языки» оказались неотличимы от языков наиболее распространенных в харизматических церквях . Начиная с 2004 года, при всяком удобном случае я пытался проверить возможность обучения говорению на языках уже взрослых людей. Как и в опыте №2  всё происходило в непринужденной обстановке и без всякого религиозного подконтекста. Это позволяло мне рассчитывать именно на обучение говорению, а не на приобретение этой способности как дара. Из трех проведенных мной экспериментов, в двух случаях люди начали говорить слова состоящие из двух-трех одних и тех же слогов. Это звучало примерно как: тум-кум-рум кам-кам-кум кам-ру-ум. В одном случае я сразу же получил вполне красиво звучащую «речь» состоящую из приемлемого количества звуков и со свойственной для речи модуляцией. Вместе с тем по ходу игры и в первых двух случаях в речи появились дополнительные звуки и новые вариации в произношении. Я предполагаю, что если бы подобные тренировки проводились с первыми двумя людьми ещё несколько раз -  результат оказался бы также вполне приемлемым.

            Вместе с тем, если проанализировать текущую практику говорения, фактор обучения говорению на языках можно усмотреть и на собраниях харизматов. Подготавливаемому к получению «дара» заранее уже была сообщена довольно сильная мотивация в виде обещания получения божественного дара - что, бесспорно, является громадной величиной для любого верующего. Также, всегда перед тем как заговорить новообращенный многократно слышит примеры говорения на языках. Если же он не начинает говорить с первого-второго раза ему окружающие зачастую начинают давать советы которые выглядят как советы по обучению способности, а не как по принятию дара говорения. Например, рекомендуется быстрое и постоянное проговаривание слова «Аллилуйя» с подспудным стремлением при заплетании языка сбиться до нечленораздельности. И именно момент начала говорения нечленораздельно считается успехом, а уже дальнейший постепенный переход на говорение на языках оказывается в таком случае практически только модулированием и последующей шлифовкой этой нечленораздельной речи. То, что в моих экспериментах люди начинали говорить быстро и без особых проблем мне кажется объясняется именно отсутствием морального напряжения от осознания величины того что они хотят получить и страха перед началом говорения. Во всех остальных аспектах связанных с оценкой качества говорения приобретенные в игровой обстановке способности практически неотличимы от полученного «дара» на собрании харизматов.

Если же даже и продолжать утверждать что разница существует в используемых при приобретении этой способности методах, то даже и в этом случае нам придется ответить хотя бы на следующий вопрос: Если субъективно неотличимому говорению можно довольно легко обучить даже атеистов, насколько оправданными можно считать слова Павла о языках как о знамении для внешних? Единственный ответ который могу дать я это то, что под языками Павел имел ввиду реальные, земные языки которым не обучались говорившие, но которые могли понимать слушающие. Иначе любой желающий из язычников или иудеев мог бы противопоставить дару существовавшему в первоапостольской Церкви своё псевдоговорение научившись говорить столь же схоже буквально за несколько часов.      

Здесь же уместно привести также и мою личную историю начала говорения на языках которая объясняет моё настороженное отношение к подобной практике говорения. Дело в том, что после первого собрания на котором я впервые услышал говорение на языках, по дороге домой я случайно обнаружил у себя способность столь же свободного и довольно похожего говорения. На следующий день я уже вполне мог говорить рифмованно и петь на языках. Вместе с тем, я был не склонен рассматривать эту способность как дар, так как очень много лет своей жизни я провел изучая иностранные языки и при этом мне многократно доводилось читать или заучивать наизусть тексты смысл которых я мог совершенно не понимать. Я предполагал, что в моём сознании просто не было барьера который бы отделял говорение на понятном для ума языке и говорении на языке ему непонятном. Ещё одним аргументом склонившим меня к восприятию моего говорения не как дара являлось то, что я свободно мог петь с использованием любого мотива. Это могла быть песня звучащая в метро, на каком-то неизвестном мне языке петь с которой я мог в унисон (но, конечно произнося при этом другие звуки); это также могла быть и любая другая песня с известным и вполне приземлённым контекстом. Отсюда я пришел к выводу, что моя на тот момент способность говорить не являлась реальным даром, а была просто способностью эмулирования речи. Вместе с тем в церкви, ожидая получения реального дара я столкнулся с серьезными трудностями и, несмотря на все старания, никак не мог получить дар несмотря на неоднократные возложения рук в собрании и молитвы за меня. В итоге, через год или даже больше подобных стараний я решил все же применить рекомендуемый мне метод говорения «Аллилуйя» до нечленораздельности, что и было воспринято собранием как получение дара. Практикуя в дальнейшем эту нечленораздельность я к следующему дню вернулся опять к тому же способу говорения который испытывал с самого начала. Удрученный подобной ситуацией я неоднократно обращался к пастырям и одаренным в церкви с просьбой каким-либо способом подтвердить наличие у меня именно дара говорения и каждый раз они убеждали меня что это реальный дар. Спустя год после ухода из этой церкви наличие дара говорения было ещё раз мне подтверждено в другом собрании. Вместе с тем, при достаточно скрупулезном анализе своей способности говорить до того момента когда мне сказали что я получил дар и после этого события никаких объективных изменений в своём говорении мне обнаружить не удалось. Все внешние проявления и внутренние ощущения оказались практически идентичными.

 

Ниже представлен список известных мне основных способностей и особенностей свойственных говорению харизматов и пятидесятников.

1.                          Способность произвольно начинать и прекращать говорить. (Человек сам решает в какой момент он начнет говорить и в какой прекратит. Для того чтобы убедиться в этом достаточно взять часы отображающие секунды и попробовать начать говорить скажем в 00 секунд, а завершить в 10 секунд.)

2.                          Способность произвольно менять громкость говорения. (Попробуйте провести тот же опыт с часами но теперь просто в заранее намеченные моменты времени говорите либо тихо либо громко.)

3.                          Способность произвольно менять эмоциональную окраску речи. (Говорить гневно, нежно, повелительно, вопросительно, …)

4.                          Способность произвольно изменять скорость говорения.

5.                          Быть в состоянии говорить на субъективно разных языках и произвольно переключаться с одного языка на другой. (Эта способность не всегда встречается.)

6.                          Говорить рифмованно, причем с произвольным варьированием длины строки. Начало и завершение говорения опять же контролируется говорящим. (Эта способность не всегда встречается.)

7.                          Петь практически с использованием любой мелодии. Начало и завершение пения опять же контролируется поющим.

8.                          Способность во время говорения параллельно выполнять механическую деятельность. (Человек в состоянии вести машину, колоть дрова, вышивать, ...)

9.                          Возможность во время говорения вести параллельную умственную работу. (Зачастую приводит к фрагментарному прекращению/возобновлению говорения в зависимости от интенсивности умственной работы.)

10.                      Невозможность повторить длительную речь или пение на языках. (Каждое последующее повторение будет существенно отличаться от предыдущего в звукопередаче.)

11.                      Невозможность получить хоть немного детализированное одинаковое истолкование от нескольких истолкователей одной и той же  речи. До сих пор мне не приходилось слышать о церкви в которой два истолкователя дали бы хоть немного детализированные независимые истолкования одной и той же речи и их истолкования были бы схожи в этих деталях.

          

Полученные мной на данный момент результаты позволяют мне утверждать что все эти качества и особенности в состоянии продемонстрировать практически любой другой обученный говорению человек. Также я могу утверждать, что говорению можно обучить любого человека (если он этого хочет) независимо от возраста, пола и вероисповедания.

 

 

 

Опыт №6

01.08.2006

 

Этот опыт ставил перед собой довольно тривиальную цель – выяснить насколько быстро и качественно может начать имитировать говорение на языках (псевдо-речь) человек получивший способность говорить на языках в харизматической или пятидесятнической церкви. Казалось бы – если имитации речи можно обучить любого человека, если основным барьером на пути к этому обучению стоит большей частью боязнь говорить что-то непонятное уму и соответственно боязнь показаться смешным как окружающим, так и самому себе, то человек подобного барьера не имеющий и вместе с тем, уже обладающий навыками контроля непонятной ему речи должен бы был начать имитировать речь быстро и качественно.

Как ни странно, для харизматов и пятидесятников обучение говорению на псевдо-языках оказывается невыполнимой задачей. Судя по письмам читателей, а также исходя из моего личного опыта, любая попытка подобного генерирования приводит либо к примитивному, обедненному, более похожему на лепет чем на речь говорению, либо создает ощущение что ты сбился  и перешел от псевдо-речи на обычно практикуемые тобой языки.

            Я потратил множество времени пытаясь научиться произвольно говорить на псевдоязыках, но так до сих пор и не могу это делать. Единственный способ который позволял и позволяет мне говорить на псевдо-языке это чтение псево-текста сгенерированного компьютером. Но стоит мне прекратить читать и попытаться продолжить говорить в том же стиле, как ощущение говорения на псевдо-языке постепенно исчезает, а появляется ощущение что я сбился и перешел на свой обычный способ говорения. Судя по письмам тоже самое наблюдается и у других. Сохранить ощущение именно имитации говорения удается только при использовании речи обедненной фонетически и без эмоциональной окраски.

 

Объяснение этой ситуации можно искать в двух плоскостях:

  1. Говорящий на языках не может произвольно имитировать качественную псевдо-речь так как этому препятствует Святой Дух. При подходе к грани отделяющей фонетически и эмоционально обделённый лепет и качественную псевдо-речь говорящий начинает говорить Духом Святым о чём свидетельствуют и его субъективные ощущения вызванные невозможностью обнаружить разницу между текущим и обычным способом говорения.
  2. Говорящий на языках не может произвольно имитировать качественную псевдо-речь так как его обычный способ говорения на языках и так является качественной псевдо-речью. При подходе к грани отделяющей фонетически и эмоционально обделённый лепет и качественную псевдо-речь говорящий просто начинает имитировать речь также как он делал это обычно о чём свидетельствуют и его субъективные ощущения вызванные невозможностью обнаружить разницу между текущим и обычным способом говорения.

 

 

Могу сказать что второе предположение кажется мне более реалистичным. Если даже попытки теоретически безобидной имитации псевдо-речи столь мощно блокировались бы Духом Святым, то не в меньшей степени можно было бы ожидать и блокирование использования фраз и шуток далёких от христианских идеалов и вместе с тем иногда встречающихся в обычной речи верующих. Такие вещи как ссоры и расколы просто не имели бы места в харизматической практике.

 

 

 

“… а я говорю языками ангельскими !”

 

В силу того, что подавляющее большинство практикующих говорение на языках не говорят на языках земных (см. опыт первый), а также из-за наличия в Библии слов Павла отмечающего, что возможно говорение и на ангельском языке (1Кор 13:1), большинство из этой категории верующих склонно утверждать, что их языки как раз и являются ангельскими. Однако, утверждая это, и демонстрируя обилие различных говоров (разных языков), они тем самым утверждают и то, что ангельские языки столь же разнообразны сколь и земные. Вместе с тем, давайте вспомним историю появления языков описанную в 11-ой главе книги Бытия:

1 На всей земле был один язык и одно наречие.

6 И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать;

7 сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.

9 Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле. 

Мы видим, что в начале был один язык, и разделение людских языков было произведено Богом в последствии, и именно с целью разобщить людей. Также мы знаем, что вместе с тем как верующие станут подобны ангелам (Матф 22:30), умолкнут и языки (1Кор 13:8).

Мы, видящие великую мудрость в делах Господних, какую необходимость можем увидеть в разделении языков ангелов которые не подпали под власть сатаны? Более того, не мне убеждать верующих, что ангелы даже падшие прекрасно понимают произносимое человеком любой национальности. Ангелы падшие прекрасно могут передавать и получать информацию от Бога и от ангелов не падших (1Иов 6:12; Иуда 1:9). Исходя из этого,  остается предположить, что, либо все ангелы имеют один язык, либо, что вероятнее всего, обладают гораздо более совершенным способом передачи информации (вспомним, как узнавались мысли святых ангелами). А раз так, то практически не остается оснований утверждать, что текущий многоязычный способ говорения является способом общения ангелов. Мне возразят что вот, дескать, Павел сам написал – “языками человеческими и ангельскими”. Но так написал не Павел, а переводчики, которым возможно и на ум не могло прийти, что это место могут интерпретировать столь буквально. Если же мы обратимся к греческому оригиналу, то прочтем:

ean taiV glwssaiV twn anqrwpwn lalw kai twn aggelwn agaphn de mh ecw

 что более точно переводится как:

если на языках людей говорю и ангелов, любовь же не имею…

 Итак, множественное число слова “язык” в данном случае совсем не обязательно относится к ангелам.

 

 Также еще одним аргументом в пользу того, что в коринфской и других церквях говорили на реальных, земных языках является возможность использования переводчика (словом “истолкователь” в Библии переводится греческое слово “diermhneaV”, которое если отрешиться Библейской лексики означает – устный переводчик). 

 

 

 

“… А если речь истолковывается ?”

 

В Библии описывается дар истолкования языков, применяемый в Церкви для объяснения на понятном для слушателей языке того, что говорилось на языке для них неизвестном. Поэтому, кому-то может показаться вполне очевидным  утверждение, что если кто-либо в Церкви в состоянии истолковать то, что было сказано другим человеком, то произнесенное этим человеком действительно несёт информацию и имеет смысл; невозможность же выявить наличие этой информации механическим путём, связана с несовершенством последнего. 

Чтобы разобраться в этом стоит проанализировать точность истолкований. Для этого в церквях с двумя и более сильными истолкователями используется следующий метод:

Речь на языках и соответствующее ей истолкование одного из истолкователей записываются на кассету. Принципиальным требованием для проведения данного анализа является то, что каждый истолкователь перед истолкованием должен пребывать в полном неведении относительно того, какие истолкования были даны предыдущими истолкователями. Далее последовательно, каждому из оставшихся истолкователей предлагается истолковать уже записанную речь на языке, прокручивая её для них. Их толкования записываются. Теперь, если это действительно была речь на языках, и истолкователи обладают реальным даром, их истолкования должны быть очень схожи.

           

К сожалению не так много церквей, где существует достаточное количество истолкователей (более одного) и где эти истолкователи готовы пройти данный анализ. Однако в церквях, в которых на это пошли, результаты были более чем неутешительные. Смысл истолкования одного и того же места разнился от истолкователя к истолкователю. Так, например, то, что один мог истолковать как благодарение за богатый сбор в церкви, другой толкует как молитву об исцелении своих детей, а третий - близко с текстом первой главы Евангелия от Иоанна.

            Следует, однако, проявлять осторожность и не спешить утверждать, что все не согласующиеся друг с другом истолкования, произведены лжеистолкователями. Ведь если истолкования двух истолкователей разнятся, это может означать, что один из них неправ, а другой реальный истолкователь.

 

 

 

Выводы

На данный момент из-за отсутствия других данных приходится остановиться на том, что текущая практика говорения на языках практически не отличается от имитации какого-либо языка ребенком, любым другим человеком или даже машиной. А процесс “крещения Духом Святым со знамением языков” в повсеместно распространённой современной харизматической практике не отличается от процесса ломки стереотипов и обучения генерации звуков, имитирующих речь. Феномен глоссолалии бесспорно существует, примеры чему можно найти в Библии и двух тысячелетней истории христианства, но к сожалению далеко не столь часто встречается как этого бы хотелось.

Я допускаю, что приведенные в данной статье данные могут показаться кому-то шокирующими, я и сам был шокирован. В любом случае я попытался, как можно более детально объяснить используемые мной методы анализа конкретных проявлений, чтобы любой желающий смог в случае сомнений в не искаженности приводимых здесь результатов провести свои собственные исследования. Я также буду, благодарен, если мне укажут на мои ошибки и предложат более совершенные методы проверок.

  

(с) Алексей Винокуров, 2004-2012

www.bible.in.ua

 

 

 



[i] Под словом «одинаковые» я имею ввиду следующее:

 

Представим у нас есть предложение смысл которого нам известен:

                В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. (Ин.1:1)

Также, у нас есть запись этого же самого предложения но уже предположительно на нам неизвестном языке:

                In the beginning was the Word, and the Word was with God, and the Word was God.

И ещё одна запись на предположительно нам неизвестном языке, но того же самого предложения:

                En arch hn o logoV kai o logoV hn proV ton qeon kai qeoV hn o logoV

 

Если приглядеться к синодальному тексту, то заметно трёхкратное повторение слова «Слово». Если мы действительно имеем переводы одного и того же текста мы сможем обнаружить трёхкратное повторение схожего набора букв  и во всех остальных предложениях на предположительно нам незнакомом языке.

Причём, слово «Слово» в известном нам тексте во всех трёх случаях имеет единственное число и именительный падеж – вероятность того что все три варианта в нам неизвестном тексте должны иметь одинаковый набор букв чрезвычайно велика. Это же предположение справедливо и для слов «было» и «и».

Русские слова «Бога» и «Бог» стоят в предложении в разном падеже и соответственно вероятность обнаружения различий  в наборах букв обозначающих эти слова на нам неизвестных языках несколько больше.

 

Гораздо проще и надёжнее искать совпадения в песнях/псалмах с припевами. Как известно песню/псалом с припевами отличает периодически сменяющиеся куплеты и неизменные припевы. Итак при точной передачи подобной песни/псалма с припевами на другом языке (по крайней мере человеческом языке) – каждый последующий субъективный припев должен передаваться таким же набором букв (звуков) как и предыдущий. 

 

Чем более неточен перевод – тем меньше ожидаемых совпадений мы сможем обнаружить. Если мы практически не находим совпадений – это либо чрезвычайно неточный перевод, либо текст вообще не имеющий отношения к тексту на нам известном языке.